Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

большая перемена, тотсамыйхарский, писатель, харский, роман

Истории одного городка. Петрович.

В этот раз в кошелке лежало 12 тысяч рублей, с мелочью. Петрович изучил содержимое кошелька, но ничего что помогло бы установить владельца не обнаружил. Третий раз за последнюю неделю. О чём только думают эти люди! Привычной дорогой Петрович направился в отделение полиции. Те полицейские, которые успели – разбежались по своим кабинетам. Дежурный тоже побежал, потом вспомнил, что он на посту и, кляня свою судьбу, вернулся.
- Что теперь? - спросил дежурный.
- Кошелёк, - сказал Петрович.
- Что, снова кошелёк?
- Снова.
- И чего вы от нас-то хотите?
- Делайте свою работу, - сказал Петрович. Протянул заявление и кошелёк, – Принимайте заявление и ищите владельца.
Дежурный полицейский вздохнул и начал оформлять очередной визит Петровича, чёрт бы побрал и Петровича, и его удачу.
- Может оставите себе? Я сделаю вид, что вас тут не было, - с надеждой в голове спросил дежурный.
- Делайте свою работу, - устало сказал Петрович.
- Ну, хорошо, - сказал Господь Бог и напустил желудочный грипп на начальника Петровича. Начальник схватился за живот и через полчаса уже звонил Петровичу
- Петрович, я тут, похоже, загрипповал, - сказал начальник Петровича, - Будь другом, подмени меня на пару дней, поруководи отделом.
На следующий день, придя на работу, Петрович сообщил коллегам, что начальника не будет несколько дней.
- А ещё, - сказал он, - Не время расслабляться, работы много. И самое время молодёжи проявить себя.
После драматической паузы, Петрович сообщил, что временно исполняющим обязанности начальника отдела назначается молодой инженер Сидоров.
- Ну, хорошо, - сказал Господь Бог и надоумил соседку Петровича, Катьку полакомиться ароматным, золотистым, хрустящим и рассыпающимся на мелкие крошки круассаном.
Соседка Катька боролась с внезапно возникшим желанием съесть свежий круассан с утра до вечера. Катька до последнего думала победить это запретное желание. Потом посмотрела на часы, поняла, что вот-вот кондитерская закроется и в 18 часов 24 минуты, в тот самый момент, когда Петрович открыл дверь в подъезд, Катька сдалась.
Слабо отдавая себе отчёт в своих действиях, она скинула спортивные штаны. Не найдя глазами юбку, плюнула, надела легкое пальто, прямо на маечку, в которой она была. Ну да, конечно, на ней были и трусики тоже, если вам важны такие детали. Катька выскочила на лестничную площадку. Закрыла дрожащими от нетерпения руками дверь квартиры, развернулась на одной ноге и сломала каблук.
Если бы не Петрович, успевший подняться до середины лестничного пролёта, Катька бы свернула себе шею, падая с лестницы. Но Петрович оказался в нужном месте, в нужное время. Он поймал Катьку за талию и удержался на ногах. Петрович крепко держал Катьку обхватив её за талию. И всё бы ничего, только голова Катьки был внизу, а ноги - наверху. Петрович сделал несколько шагов вперед, поднялся на лестничную площадку.
Петровичу предстояло решить непростую инженерную задачу. Если он освободит свою добычу прямо сейчас, то девушка ударится головой об пол площадки. Если Петрович станет девушку вертеть, то он хотел бы быть уверенным, что девушка согласная. К этому моменту и девушка пришла в себя и стала биться в крепких мужских руках Петровича и в итоге сползла вниз, освободилась.
При попытке встать на ноги Катька поняла, что подвернула правую ногу. Сходила за хлебушком! Катька посмотрела на своего спасителя. Она узнала соседа. Переехала Катька в новую квартиру недавно. Несколько раз собиралась заговорить с соседом, познакомиться. Но он всё время куда-то спешил и смотрел мимо неё, будто Катьки и нет вовсе. А тут, такая удача.
- Вот и познакомились, - сказала Катька. Стоя на одной ноге и опираясь одной рукой на плечо Петровича. – Я ваша соседка, вот из этой квартиры. Катя. Спасибо, вы спасли мне жизнь.
- Не стоит благодарности. Что с ногой? – сказал Петрович, который и раньше не умел общаться с женским полом и сейчас не хотел учиться.
- Подвернула, не могу наступить.
- Пойдёмте ко мне, я посмотрю нет ли вывиха, - сказал Петрович, открывая дверь своей квартиры. Внезапно Петрович вспомнил чёрные кружевные трусики, которые минуту назад, как бы это сказать… мелькнули перед его глазами. Петрович посмотрел на ту часть тела Катьки, где под пальто находились трусики. Катька поймала взгляд.
- Вы меня извините, я так спешила в кулинарию, буквально на минутку, что не стала вся одеваться… Кто же знал, что придётся идти в гости к мужчине.
Катька умело опустила глаза и слегка покраснела. Чуть-чуть.
Петрович отвёл глаза подумал, что надо что-то ответить. Потом подумал, что надо ответить что-то сразу, а теперь уже поздно. Так и не найдя подходящий слов, Петрович помог Катьке преодолеть порог.
- Валя, я дома! У нас гости! – кому-то громко сказал Петрович в глубину своей двушки.
По наблюдениям Катьки Вали быть не могло. Петрович был холост. Катька в совершенстве овладела навыком различать: чей-то мужчина или ничейный. Из комнаты высунулся бородатый парень двадцати лет. Голова Валентина изучила Катьку, её ногу, хмыкнула и убралась в комнату.
- Сын? – поинтересовалась Катька
- Племянник, - сказал Петрович. Хотел ещё что-то добавить, но не нашёл подходящих слов, чтобы сообщить дополнительные данные о племяннике.
Петрович осмотрел ногу. Не так. Петрович осмотрел ступню. Убедился, что нет ни перелома ни даже вывиха. Сказал об этом с некоторым сожалением, может быть даже с некоторым разочарованием.
Затем, Петрович сделал тугую повязку на ступню, поставил чайник и позвал Валентина. Поручив Катьку племеннику сам же ушёл в свою комнату сказав, что ему нужно ещё немного поработать. Чуть позже Валентин пошел провожать Катьку до её квартиры и задержался там на ночь.
- Ну, хорошо, - сказал Господь Бог и оставил Петровича.

Первое, что понял Петрович проснувшись – Господь оставил его. Петрович не знал, как это объяснить. Он не знал, как это можно понять. Но он точно знал – Господь оставил его. Не находя себе места, не понимая, как дальше жить, Петрович вышел из дома и пошёл вперёд. Нет, он не надеялся там, впереди, найти Бога, он чувствовал, что нельзя сидеть на месте и надо что-то делать. Например – идти вперёд. На автобусной остановке Петрович увидел объявление «Психиатр. Решаю проблемы со смыслом жизни и его отсутствием». Прочитав это объявление Петрович вспомнил старого друга семьи, психиатра Менделя Иосифовича. Дома Петрович нашёл телефон психиатра, позвонил и договорился о приёме немедленно.
Через пару часов Петрович уже входил в квартиру старого психиатра.
- Мендель Иосифович, у меня беда, а люди об вас говорят, что вы душевное лечите одним единственным словом.
- Ну уж так и единственным. Рассказывайте голубчик, что там у вас приключилось.
- Мендель Иосифович, Господь оставил меня сегодня.
- Хм, - сказал старый психиатр.
- Он оставил меня, и я теперь одинок. Что я сделал, профессор? Чем я заслужил такое?
- Хм. Не знаю как вам голубчик и сказать-то.
- Говорите профессор, как есть я всё сдержу.
- Знаете, может так выйти, что его и вовсе не было и не мог он по этой причине оставить вас, - сказал участливым тоном профессор.
На лице Петровича последовательно сменяя друг друга прошли печаль, отчаяние, удивление и ликование.
- Профессор, вы – гений! Правильно об вас говорят. Вы излечили меня одним только словом. Мой дорогой, дайте я вас поцелую!
- Спокойнее мой дорогой. Я рад за вас, однако мне интересно, что такого особенного я вам сказал, что тем самым излечил ваши печали?
- Ну как же профессор! Как вы не понимаете! Я шёл к вам, чувствуя себя последним человеком на Земле, потому что мой Бог, по неизвестной мне причине, оставил меня, и я стал одинок. Я шёл и думал, что теперь стоит моя жизнь и зачем она мне такая. И тут я встречаю вас, человека у которого Бога и не было! Спасибо, мой дорогой профессор и хоть я не знаю, как помочь вам, вы излечили меня. Мой Бог был, но оставил меня. Может быть он ещё вернётся ко мне. Но как быть человеку, у которого Бога и не было я не знаю.
большая перемена, тотсамыйхарский, писатель, харский, роман

Терпение - угодно Богу

А как иначе объяснить... читал, читал, я книгу... исключительно на силе воли и вот на 223 странице награда.
Процитирую.

"Существует только три вопроса, которые требуют ответа [...]

- Как организовать внутренний процесс, чтобы внимание концентрировалось на том, за что платят потребители?

- Как организовать внутренний процесс, чтобы делали то, за что им платят?

- Как организовать внутренний процесс, чтобы высшее руководство делало то, за что им платят?"

из Фредмунд Малик, "Управлять Работать Жить"